Ленинград остался в памяти

Оборона Ленинграда имела огромное военно-стратегическое, политическое и моральное значение. Гитлеровское командование лишилось возможности наиболее эффективного маневра стратегическими резервами, переброски войск…

Оборона Ленинграда имела огромное военно-стратегическое, политическое и моральное значение. Гитлеровское командование лишилось возможности наиболее эффективного маневра стратегическими резервами, переброски войск на другие направления. Если бы город на Неве пал в 1941 г., то германские войска соединились бы с финнами, а большая часть войск немецкой группы армий «Север» могла быть развернута в южном направлении и ударить бы по центральным районам СССР. Москва в этом случае могла не удержаться, а вся война пойти совершенно по другому сценарию. В смертельной мясорубке Синявинской операции 1942 году ленинградцы своим подвигом и несокрушимой стойкостью спасали не только себя. Сковав немецкие силы, они оказывали неоценимую помощь Сталинграду, всей стране!

Подвиг защитников Ленинграда, отстоявших свой город в условиях тяжелейших испытаний, вдохновлял всю армию и страну, заслужил глубокое уважение и признательность государств антигитлеровской коалиции.

В 1942 г. советским правительством была учреждена медаль «За оборону Ленинграда», которой удостоены около 1,5 млн. защитников города. Эта медаль и сегодня остается в памяти народа одной из самых почетных наград Великой Отечественной войны.

Многие события Великой Отечественной войны, которые стали героическими и трагическими страницами истории нашей родины, невозможно вспоминать без содрогания. Несомненно, одним из таких событий стала блокада Ленинграда, длившаяся 872 дня и ночи. Все эти долгие месяцы несли ленинградцам смерть, голод, холод, бомбёжки и обстрелы, отчаяние, но в то же время всему миру было предъявлено беспримерное мужество жителей города Ленина – колыбели революции, как называли Ленинград в советское время.

Как известно в ходе своего «блицкрига» командование германских вооружённых сил планировало в течение нескольких месяцев захватить большую часть территории европейской части СССР, в том числе крупнейшие города Советского Союза Москву и Ленинград. Этого фашистским войскам сделать не удалось, тем е менее уже 8 сентября 1941 года немецким войскам и войскам их союзников удалось полностью взять Ленинград в кольцо. В первые месяцы войны многих ленинградских парней и мужчин призвали в действующие соединения нашей армии. Таким образом, из 3 миллионов человек, живших в Ленинграде до начала войны, к  началу блокады осталось примерно 2,5 миллиона жителей. Большинство оставшихся были старики, женщины и дети. В их числе был и нынешний житель станицы Казанской Владимир Дмитриевич Бойцов, родившийся в 1935 году в Ленинграде. Когда началась война, Володе было всего шесть лет. Вскоре его отца забрали на фронт. Больше его Володя никогда не видел. Оставшаяся семья Бойцовых вместе с другими ленинградцами оказались в фашистской блокаде. Маленький Вова вместе с мамой и бабушкой переживали начавшиеся бомбардировки вражеской авиации, обстрелы. Они видели, как гибнут люди, разрушаются жилые дома, архитектурные памятники, производственные помещения и склады с продовольствием.

С наступлением зимы трудности для ленинградцев заметно усилились. В декабре 1941 года сразу, без раскачки наступили морозы. Хлебные нормы были настолько малы, что жители стали умирать от истощения. Карточная система не спасала положение. Холод и голод косили людей тысячами. Но надежды гитлеровцев на хаос и панику не оправдались – город продолжал жить и трудиться. Семье Володи Бойцова было нелегко. Ведь детям, служащим и иждивенцам выдавали вначале по 200 г в сутки. Затем снизили норму до 150 г, а с наступлением зимы  — вообще до 125 г. В хлеб добавляли хлопковый жмых, мучную пыль, ячменные и ржаные отруби, а в конце концов в ход пошла древесина коры дерева, сосновый луб. «Вначале нам такой хлеб очень не нравился, — вспоминает В.Д.Бойцов. – Но потом привыкли, что его хотелось есть больше, потому, что другого ничего не было. Но больше никто не давал».

Руководство Ленинграда решало вопрос об эвакуации из осаждённого города как можно большего числа людей, не связанных с обороной и производством: прежде всего детей, стариков, женщин. Самолётами было опасно, потому, что была большая вероятность, что их собьют немецкие зенитки или истребители. Стали ждать, когда на Ладожском озере установится прочный лёд. К середине декабря, благодаря морозам, лёд укрепился, и по льду озера в город стали понемногу завозить продовольствие  и боеприпасы. Дорога, проложенная по льду Ладожского озера, сыграла решающую роль для осаждённого города. Недаром её назвали «дорогой жизни». Из Ленинграда по ней стали вывозить людей на «большую землю». «Однажды мама, вернувшись домой, сказала, что надо собираться, потому, что завтра мы уезжаем из города», — вспоминает Владимир Дмитриевич. Так зимой 1942 года семилетний Володя вместе с мамой, бабушкой и младшей сестрёнкой были эвакуированы по ледяной дороге из Ленинграда. Им повезло, потому что немало машин с людьми проваливались под лёд. Ведь «дорогу жизни» бомбили немецкие самолёты и обстреливали дальнобойные пушки.

Освобождение из блокадного плена для семьи Бойцовых счастливым не стало, хотя их направили на юг – в Ставропольский край, куда ещё в то время не дошли немцы. По дороге от голода умерла бабушка, а уже в курортном городе Ессентуки, куда их привезли – мама. Так оставшись круглыми сиротами, Володя Бойцов с младшей сестрёнкой дальнейшее детство провели в детском доме. Они стали не просто детьми войны, а блокадными детьми войны. Блокада Ленинграда в корне изменила их жизнь и судьбу. День Победы 45-го года маленькие ленинградцы встретили вдали от родного города.

В 1951 году 16-летний Володя Бойцов поступил в техникум, после окончания которого начал самостоятельную трудовую жизнь. В Ленинграде у него не осталось близкой родни, поэтому туда не к кому было возвращаться. Более сорока лет после выхода из детского дома, Владимир Дмитриевич прожил на Северном Кавказе. Однако после развала Советского Союза в 1992 году из-за обострившейся политической обстановки в том регионе, В.Д.Бойцов со своей семьёй переехал в ст.Казанскую, где по сей день проживает с женой Раисой Васильевной. В 1994 году, в год 50-летия снятия блокады, он был награждён почётным знаком «Жителю блокадного Ленинграда».

В 2015 году на районном собрании депутатов, прошедшим накануне Дня снятия блокады Ленинграда, Владимиру Дмитриевичу Бойцову в торжественной обстановке был вручён памятный знак «В честь 70-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады», учреждённый губернатором Санкт-Петербурга.

Вчера наш земляк-блокадник отметил своё 85-летие. И хотя из-за возраста и болезни он себя не очень хорошо чувствует, мы желаем ему ленинградской стойкости, бодрости и здоровья.

А.МУРАВЬЁВ. Фото автора.

Над синей Невой

Сквозь гром всех сражений и гул канонад
Слушай, страна, говорит Ленинград!
Твой город бессмертный над синей Невой —
Твой город, твой воин, твой сын боевой.

Громящий без отдыха злую орду…
«Я твой часовой и с поста не сойду».
Вот так говорит он, и доля его
Везде утверждает свое торжество!

Сквозь гром всех сражений и гул канонад
Слушай, страна, говорит Ленинград.
Сильна его воля, остер его взгляд,
Над ним боевые знамена шумят.

«Я в битве и славу твою берегу,
И я никогда не поддамся врагу!»
Вот так говорит он, гранитный, стальной
Ключ к сердцу России, любимый, родной.

Слушай, страна, говорит Ленинград!
Сквозь гром всех сражений и гул канонад,
Сквозь все пулеметные ливни косые,
Величия полон и славы России.

«Ты знаешь меня, — положись и надейся», —
бог так говорит он — наш город гвардейский.
Автор: А. Прокофьев

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта