Не раз смотрел смерти в глаза

Когда смотришь в глаза человеку, который прошёл войну, невольно задаешь себе вопрос, откуда в этом человеке столько силы, мужества, стойкости…

Когда смотришь в глаза человеку, который прошёл войну, невольно задаешь себе вопрос, откуда в этом человеке столько силы, мужества, стойкости и терпения. Выстоять все беды  невзгоды, не раз смотреть смерти в глаза и не растерять своих человеческих качеств, любви к людям и смерти – вот он настоящий подвиг.

Семён Архипович Чекунов из ст.Мигулинской пошёл добровольцем на фронт в декабре 1942 года. Попал молодой солдат в Петропавловку, в 57-ю дивизию в пехотную роту. В конце декабря наш район был полностью освобождён от немецких захватчиков. Но враг упорно не хотел отступать, и, хотя в боях за Верхний дон, он понес значительные потери в личном составе и боевой техники, прочно закрепился в селе Осиповка Чертковского района. В феврале 43-го года наши войска начали наступление на Чертково. Завязался ожесточённый бой. Здесь юные ребята, многим, как и Семёну, не было и семнадцати, прочувствовали весь ужас войны. Но преодолевая страх, они выиграли это сражение.

Затем дивизия левой стороной Дона двигалась дальше, по пути прорывая оборону немцев и освобождая местности от захвата фашистов. Так прошли Курскую, Смоленскую области, дошли до Белоруссии, где за проявленные отвагу, стойкость и мужество Семён Чекунов был представлен к ордену Красной Звезды, который он так и не получил, так как был тяжело ранен, и награда не нашла своего героя.

«Когда добрались до Белоруссии, нас охватил ужас, кругом разруха. Немцы бегут в спешке, бросая оружие, транспорт, — рассказывает Семён Архипович с волнением дрожащим голосом. – Идём по одной пустынной деревне, а оставшиеся в живых люди нас приветствуют, ликуют. На краю деревни зашли в уцелевший дом, а там женщина с ребёнком, спрашиваем у неё: «Теть! Немцы давно прошли?». Она рукой машет в сторону леса и объясняет, что минут тридцать назад. Мы к этому лесу кинулись, по болотам, по пояс увязая в жидкой каше, вышли к брошенным немецким блиндажам. Уставшие и замученные, приняли решение остаться в них на ночь. Меня и ещё одного солдата поставили в караул у штаба, охранять. Я стою, боюсь не то, что пошевелиться, боюсь даже моргнуть, курок на взводе, пристально всматриваюсь в темноту, чтоб не просмотреть чего. А напарник присел на бревно, да и уснул.

Примерно в полночь в кустах послышался шорох. Вижу: за кустами силуэт, может зверь какой? Стою затаился, а этот «зверь» вдруг распрямился в полный рост и стрелой к штабу побежал. Стрелять в него нельзя, в штабе же люди, и я, что есть сил, как закричу: «Стой! Кто идёт?». И начинаю стрелять вверх. Силуэт метнулся за угол и растворился в темноте. Утром за косогором разведка обнаружила немцев. Они отступали, но напоследок, видимо, решили показать свои «коготки». Да не получилось.

В апреле 43-го года Семён вместе со своей ротой добрался до станции Балашово. Там прошло формирование, и уже в новом составе рота была направлена на Москву. Здесь Семён с ротой автоматчиков в составе 10-й стрелковой дивизии попал под Ржев. В сентябре из роты были отобраны 12 человек, в том числе и Семён, для перехода линии фронта. В ходе операции нужно было выбит немцев с высоты, находящейся в семи километрах от Витебска. На возвышенности расположились немецкие войска, и обзор с горы позволял видеть им всё, что происходит вокруг, не подпуская к себе русских солдат.

И 12 наших бойцов отправились на свою погибель, зная, что прорвать фашистскую линию обороны будет очень сложно. Всем приказали спрятать комсомольские билеты (так как попадись в руки фашистов «внук Ленина», пыток и мучительной смерти не избежать) и взять перевязочные бинты. Первый раз у бойцов не получилось пробраться незамеченными, они попали под обстрел противника и приняли решение вернуться назад. В этом бою группа потеряла одного бойца. Но приказ есть приказ, высоту нужно взять любой ценой. Во второй попытке они выбили немцев с точки. Но какой ценой! Некоторое время солдаты держали оборону, стояли насмерть. Но силы противника значительно превосходили, а подмога не давала о себе знать. Когда прибыла помощь, в живых остался один Семён Чекунов…

«Лежу на самом верху горы, отстреливаюсь из последних сил, внизу немцы, а я один, приготовил гранату… Но, видимо, был неосторожен, и шальная пуля снайпера нашла меня», — вспоминает С.А.Чекунов.

Во время того боя он был ранен в голову. В Калинине ему сделали сложную операцию, удалив осколки. В 44-м году Семёна выписали из госпиталя и отправили по месту жительства, как негодного к службе после серьёзного ранения. Дом он не пробыл и шести месяцев, как его вызвали на военную комиссию в Алексеево-Лозовку на переосвидетельствование, признали годным к строевой и отправили служить дальше. К тому времени Семён уже оправился от ранения и был полон решимости продолжать свой ратный путь. Он был направлен на Северный Кавказ. В Нальчике Семён служил в хозяйственной части, возил для курсантов продукты, бензин и канцелярию.  Там Семёна Архиповича и застало радостное известие об окончании войны.

« Я в тот момент грузился в Пятигорске на железнодорожной станции, слышу женский крик, крик радости», — вспоминает он.

В июне 1945 года Верховный Совет принял закон о демобилизации, по которому из армии отзывались старшие по возрасту и непригодные к военной службе солдаты.

Семён Архипович вернулся в свой родной совхоз, где и проработал всю жизнь. С женой Верой Митрофановной в браке она прожили 45 лет. К сожалению, в 2002 году жены не стало. Сейчас живет С.А.Чекунов в ст.Мигулинской рядом с племянниками. Они и по хозяйству помогут, и выслушают о наболевшем.

За плечами Семёна Архиповича целая жизнь, жизнь нелёгкая, наполненная пьянящим вкусов Победы, которую по праву заслужили люди, прошедшие весь ад войны.

И.БЕРЕЗОВА. Фото автора.

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта